ГлавнаяАналитикаПавел Колесник о рейдах по супермаркетам: «Думаю, скоро наша деятельность станет нормой»

Павел Колесник о рейдах по супермаркетам: «Думаю, скоро наша деятельность станет нормой»

Донецкий информационный проект «Украина без холопов» стал известен украинцам после того, как ряд ведущих национальных каналов показали ролик об избиении его активистов во время рейда по супермаркетам.

Хотя у истоков создания УБХ стоит профессиональный журналист Павел Колесник, чтобы стать частью проекта, особых навыков не требуется.

На сегодняшний день активисты проекта уже могут похвастаться немалыми достижениями.

Павел, физически вы уже полностью восстановились после избиения в торговом центре «Сокол»?

В принципе — да. Может быть, на организме это как-то и сказалось, но пока что никаких болезненных явлений нет.

Как Вы отреагировали на публичные извинения владельца «Сокола» Малика Пирвердиева?

Извинения должны были прозвучать раньше. Сразу после того, как это произошло. Во-вторых, к извинениям нужно было приложить записи камер видеонаблюдения, потому что заявления представителей «Сокола» о том, что эти камеры сломались за полтора часа до нашего рейда, доверия нам не внушают. Раскаяние должно подтверждаться какими-то делами. Да, суд может взять в расчет публичные извинения Пирвердиева, и в итоге дать избивавшим нас охранникам условный срок. Чистосердечное признание смягчает наказание. Но, вероятно, что раскаяние владельца «Сокола» — это всего лишь попытка немного подправить свою репутацию в глазах покупателей, хотя сам факт извинений радует.

На каком этапе сейчас находится судебный процесс по делу «Амстора»?

Уголовное дело в отношении Дмитрия Коробко, Веры Кичигиной и Сусанны Семелевич передано в Прокуратуру. Дела по 13 гражданским искам ещё рассматриваются. Основная часть из них перенесена на несколько месяцев, потому что истцы подали ходатайство о привлечении в качестве третьей стороны владельцев сервиса Livejournal. Это тема вызвала серьезный информационный резонанс. В итоге юристы истца потребовали от суда, чтобы это ходатайство аннулировали, но судья отказал.

Помимо этого, амсторовцы недавно принесли в суд филологическую экспертизу слова «хрен», которое прозвучало на одной из видеозаписей в блоге, где выкладываются материалы наших рейдов по супермаркетам. Сотрудники «Амстора» полагают, что этим словом был оскорблен один из охранников торгового центра. Экспертиза очень интересная, её уже весело обсудили в Интернете. Мы готовим ответ. Нужно понимать, что филологические изыскания — это весьма противоречивая вещь, чтобы использовать её в качестве аргументов в судебных разбирательствах.

Что вообще побудило вас заниматься рейдами по супермаркетам?

Наверное, жизнь. Однажды я получил редакционное задание сфотографировать салаты в донецких супермаркетах. Это было летом прошлого года, когда действовал запрет СЭС на продажу салатов с майонезом. В одном торговом центре я нашел в майонез в салате, сфотографировал и пошел к выходу, но меня задержали охранники. Они пытались затянуть меня назад. В конце концов, мне пришлось вызвать милицию. Я рассказал об этом друзьям, меня поддержали, и мы решили вернуться туда в количестве десяти человек с фотоаппаратами. Рейд оказался весьма успешным, нас было много, и мы знали законы. Одного человека можно вытолкать и оскорбить, но когда несколько активистов с фото- и видеокамерами всё фиксирует — это уже определенный стопор для охраны. Мы рассказали о результатах рейда в интернете, идея многих вдохновила. Люди начали изъявлять желание совместно устраивать подобные акции. Вот так всё и закрутилось.

Вас, наверное, не единожды обвиняли в том, что отдельные супермаркеты, которые вы не посещаете с проверками, проплачивают ваши рейды по торговым центрам своих конкурентов, как Вы реагируете на подобные обвинения?

Мы прислушиваемся к подобным высказываниям. Когда у нас спрашивают, ходили ли мы в тот или иной супермаркет и выясняется, что там мы ещё не были, как можно быстрее мы стараемся этот пробел восполнить. За последние полгода мы, наверное, посетили все торговые сети Донецка. Если в какие-то супермаркеты ещё не нагрянули, то обязательно нагрянем. Поначалу нас часто пытались обвинять в продажности, но тогда мы просто физически ещё не могли обойти все торговые центры города. А теперь, когда в Интернете есть отчеты по результатам проверок разных супермаркетов, таких обвинений практически не слышно.

Что представляет собой ваша организация «Украина без холопов»? У неё есть политические или бизнес-покровители?

Это трудно назвать организацией. Это больше общественный проект. Похожий проект существует и в России, он называется «Страна без глупостей». Это интернет-формат. Никаких руководителей нет. Есть люди, которые отстаивают определенные права и делятся опытом с другими. Деятельность «Украины без холопов» строится на трех китах: без политики, без лидеров, без коммерческих целей. Людям зачастую не хочется вступать в какие-либо четко структурированные организации. Особенно этого не хочется интернет-аудитории, которой нравится чувствовать себя независимой. Многие не хотят, чтобы их имена потом связывали с какими-либо организациями. Поэтому формат «Украины без холопов» принципиален. Название, в общем-то, не имеет большого значения. Например, сейчас подобный проект возникает в Днепропетровской области. Они читали про наши донецкие рейды, им понравилось, они приняли этот формат. А то, как они назовут свой проект, — совершенно не важно.

А что насчет других регионов Украины?

Звучат слова поддержки из Западной Украины. И звучат они порой очень интересно. Примерно полгода назад на всю Украину прогремела речевка «спасибо жителям Донбасса за президента...», а теперь нам уже искренне говорят «спасибо жителям Донбасса» за гражданскую деятельность. Какие-то стереотипы и клише благодаря нашей работе уходят. Из Киева также приходят добрые слова. Они там тоже собираются пойти в рейды, но все никак не соберутся. Я надеюсь, что вскоре это все-таки случится. Киев — большой город, там много супермаркетов.

Почему именно Донецк сегодня становится украинским центром движения по защите потребительских прав?

Здесь дело даже не в потребительских правах, а в защите чести и достоинства людей. Мы занимались также парковками и маршрутками, сейчас думаем, чем бы ещё таким заняться. Почему Донецк? Это, наверное, случайность. Да, многие считают, что здесь живет какая-то аморфная масса, где никто ничему не сопротивляется. Своей деятельностью мы показываем, что это не совсем так. Мне кажется, что проявления гражданского общества в Восточной Украине оказывают благотворное влияние на процесс объединения страны, ведь получается, что у нас одни и те же цели, понятные по обе стороны Днепра. Восточной и Западной Украине нечего делить, но есть над чем работать сообща.

Помимо супермаркетов, где ещё планируете проводить рейды?

Есть намерение походить по присутственным местам. Райисполкомы, паспортные столы.... То есть те места, где реально люди терпят издевательства от чиновников. Мы все часто наблюдали картину, когда люди вынуждены стоять в очередях на прием к чиновнику по несколько часов. Некоторые пожилые люди теряют сознание. Мне это не нравится. Я хочу, чтобы чиновники уважали народ. Во-первых, часы приема граждан должны быть распределены так, чтобы не создавалось больших очередей. А в коридорах должны быть сделаны комфортные условия для посетителей. Каждый чиновник должен быть готов к отчету о своей деятельности — что сделал, чем помог, как отреагировал на обращение.

Ещё один момент. У нас горсоветах и облсоветах люди зачастую не могут свободно прийти к чиновникам и поговорить с ними. Слишком много барьеров на пути — всякие «вертушки», КПП, вахтеры, пропуск выписывать нужно... Я думаю, что мы этим обязательно займемся. Если власть боится народа, то зачем нам такая власть?

А не получается ли тогда следующая картина: борясь с произволом супермаркетов, мы боремся против следствия, а причина кроется во власти, которая разрешает тем или иным супермаркетам торговать просрочкой?

Для меня политика — это всегда борьба за власть. Хороший политик или плохой — он всегда борется в первую очередь за власть. А в этой борьбе, скажем так, все средства хороши. Есть более порядочные политики, есть менее, но у них одна цель — расширить свою власть за счет наших гражданских прав. Естественно политическую жизнь нельзя отрицать. Но мне кажется, что общество должно не только участвовать в политической борьбе, но и контролировать власть. Если даже это хороший политик, то, придя к власти, он не сможет все изменить своими указами. На местах останутся старые чиновники или придут новые, но с тем же пониманием — они боги, а народ все стерпит. Поэтому должно быть гражданское общество. Это не просто красивые слова. У человека внутри должно быть чувство неприятия определенных вещей. Например, когда тебя пытаются унизить, обобрать или предлагают выбрать в президенты человека с уголовным прошлым — такие вещи должны отторгаться на уровне подсознания как совершенно недопустимые.

А кто для вас в сегодняшней Украине является порядочным политиком?

Я не считаю, что сегодня в нашей стране есть политики, которых с уверенностью можно назвать порядочными.

Намерена ли «Украина без холопов» контролировать власть на грядущих парламентских выборах? Например, путем выдвижения своих наблюдателей....

Я думаю, это возникнет так же стихийно, как и рейды по супермаркетам. Среди нас есть политически активные люди. Естественно, они будут следить за нарушениями на выборах. Мы будем об этом писать в блогах. Будет ли это проводиться в рамках «Украины без холопов», ещё неизвестно и, по сути, неважно. Важно, что есть люди, готовые этим заниматься.

После серии громких рейдов по донецким супермаркетов вас многие люди уже расценивают как неких гражданских героев. Каково оно «быть героем»?

Главные герои наших репортажей — это не мы, а колбаса, сыр, яйца и т.д. Мы не пишем о коррумпированных чиновниках или о произволе милиции. Мы вообще занимаемся ничтожными в масштабе страны вещами, но при этом встречаем серьезное противодействие. Просто каждый из нас готов идти до конца. Когда ты заходишь в супермаркет, и тебе охранники говорят, что снимать нельзя, у тебя есть выбор: или согласиться с ними и уйти, или отстаивать закон, защищать свое достоинство. Мы всегда выбираем второе, причем заранее готовы принять удар, не отвечая на него насилием, а это проверенная временем и всегда успешная тактика.

Я действительно считаю, что мы ничего сверхъестественного и геройского не делаем. Думаю, очень скоро наша деятельность станет нормой, обычным делом, а не исключением.

По материалам: L.b.ua и Фраза.ua

Комментариев нет